Истоки: земля и люди

Познание […] девственного Севера, приложенное к преданиям и документам старины,
 способно озарить дееписание живым светом истины.
П. М. Строев

B XII веке к северу от Великого Новгорода и княжества Белозерского нескончаемой чередой тянулись бескрайние дремучие леса. Вековые деревья обступили и светлые воды холодных рек, и тихие голубоглазые озера. А в лесной глуши залегали бескрайние мхи и болотные топи.
В лесах водился драгоценный пушной зверь, в реках ловились белорыбица и семга, в студеном море, куда Онега несла свои воды, обитал зверь с драгоценным «рыбьим зубом». Новгородским торговым людям Поонежье сулило обилие редких товаров, и на далекий суровый Север потянулись дружины новгородцев. За ними шли и первые переселенцы: рубили дома, разрабатывали подсеки, сеяли хлеб, устанавливали «нравы свои отеческие, законы новгородские».
До наших дней живо предание о начале Каргополя, согласно которому на месте будущего города поселился новгородец Карп, поставив склад для хранения шкур и жира морского зверя и сторожку. Карп был «хлебопашцем» и близ своего жилья разработал и засеял ячменем поле. Его богатый урожай на местной плодородной земле сделал жизнь Карпова рода сытной и радостной, так как хлебная пища была на Руси основным продуктом питания.
Впоследствии поле стали называть Карповым, а о самом Карпе помнили как о первом русском землепашце в этих девственных местах.
Пред.     След.