Баба 3

Белый цвет в древности понимался как «сияющий белизной» и сравнивался со светом, но не отраженным, а излучаемым изнутри, то есть обозначал светоносность предмета. Одним из его символов была льняная холстина с ровной серебристой поверхностью. В свою очередь была она образом и «Пятницы», и «матери сырой земли». В народной поэзии ткань эта сближалась с ровной нетронутой землей и с порой девичества. Вспаханное же поле, как и сшитая из холстины рубашка, были лирическим образом женщины.



И. В. и Е. А. Дружинины. Птица. Конец 1930-х гг.


И. В. и Е. А. Дружинины. Птица с птенцом на спине. 1937


Стилизованные изображения птиц и деревьев на оконном наличнике. Начало XX в.

Роспись игрушек напоминает нам все о том же. По подолу забеленных известкой глиняных «баб» словно борозды вспаханной нивы идут линии орнамента. На горизонте, там, где они сходятся, огромным красным шаром повисло солнце. От него во все стороны расходятся лучи или круги. У живота фигурки изображены зерна, словно принятые чревом «матери-земли».
Белоснежная женская фигурка будто вырастает из земли, являя собой образ космический: она — и само распаханное поле, засеянное семенами, и свет, разливающийся над ним. И как отголосок древнего отождествления женского образа с солнцем и светом ее изображение можно поставить в ряд с теми, что упоминаются в русской летописи XII —XIII веков: «[...] кланяются, написавшие жену в человеческий образ». (Свет олицетворялся тогда в образе женщины и ему посвящался воскресный день.)
Орнаментальный мотив зерен на женской фигурке может быть истолкован словами известного мифолога XIX века А. Н. Афанасьева: знаменуют они «весеннее осеменение матери-земли, вступающей в союз с просветленным небом, причем хлебные зерна служат эмблемой оплодотворения». Низко же повисшее над вспаханным полем буро-красное солнце или заменяющий его крест словно говорят о вешней поре как об утре года.
Красный, «жаркий» цвет символизировал не только солнце, но и небесный огонь: солнце есть круг, наполненный огнем,— говорили архангельские крестьяне. Запечатленный в игрушке образ — отголосок древних землевладельческих представлений о небесном огне, дающем плодородие земле. Изображенное на переднике «бабы» огненно-красное солнце словно согревает распаханное поле с зернами яровых посевов; низко повисшее над горизонтом, оно говорит именно об утре земледельческого года — весне. Фигурки эти тесно были слиты с образами земли и женщины, с идеей воскрешения природы и растительности жаркими лучами весеннего солнца.
Пред.     След.