Баба 4

Каргопольская женщина в «досельном» (старинном.—Авт.) наряде словно являла собой образ мира. Символичной была каждая его деталь. По подолу серебристой льняной рубахи шла раздольная полоса «жаркого» браного орнамента. В поэтическом представлении народа рубаха — не только образ женщины, но и земли. Тогда не символизировал ли браный красной нитью узор ее подола все тот же «небесный огонь», преображающий землю и дающий ей производительное начало? На голову надевала женщина кокошник, несущий символы неба, шею украшала монистами и «чепями», связанными с солнечной символикой, подпоясывалась «радужным» пояском и, согласно предположению Б. А. Рыбакова, она как бы представляла собой малую модель большого мира. Не случайной была и изысканная красота этих одежд и украшений, говорившая еще и о гармонии и совершенстве мироздания.
Еще в начале XX века каргополки носили нарядные передники, которые шили из бурой, темно-красной ткани и украшали необычными узорами — «месяцами». Такой узор состоял из «солнышка» в виде цветка и обведенного вокруг него незамкнутого кольца — «месяца». Этот узор был настоящим земледельческим месяцесловом, где нашли свое отражение «солнечные праздники, дни, когда сеяли хлеб и гадали о будущем урожае, фазы развития посевов и уборки урожая». Месяцеслов имел свою древнюю родословную и был связан с древнеславянским календарем, существовавшим уже в IV веке. И в том, что календарь родной природы изображался на поясной женской одежде, подчеркивалось представление о нерасторжимой мифологической связи женщины с земным плодородием.
Подобный мотив видим мы и в росписи местной игрушки: спереди у глиняных баб, как и на женских нарядах, нарисовано в ряд по нескольку кругов — солнышек, а между ними тянутся молодые побеги растений.


Женское божество в окружении птиц, вышитое на конце полотенца. Вторая половина XIX в.

Пред.     След.