«Был я на копанце...»

Был я на копанце, был я на топанце, был я на кружале, был я на пожаре, был я на обваре. Когда молод был, то людей кормил, а стар стал, пеленаться стал». Эту за­гадку в старые годы мог отга­дать каждый. Герой загадки — обычный печной горшок. На его примере можно просле­дить весь путь, который про­ходит глина, прежде чем стать керамическим изделием. «Ко­панцами» деревенские гонча­ры называли яму или карьер, где добывали глину. С копанца глина попадала на «топанец» — ровное место во дворе или избе, где ее топтали нога­ми, тщательно разминая и вы­бирая попавшие в нее камуш­ки. После такой обработки глина поступала на «кружа­ло», то есть на гончарный круг, где она приобретала фор­му горшка или какой-либо другой посудины. Когда же горшок окончательно высы­хал, его отправляли на «по­жар», а точнее в печь, где пос­ле обжига он становился твер­дым как камень. Но чтобы гор­шок не впитывал влагу, он должен был побывать «на об­варе». Для этого его в горячем виде опускали в квасную гу­щу или жидкую мучную бол­тушку.

Во второй части загадки об­разно и кратко показана даль­нейшая судьба готовой глиня­ной посуды. Вряд ли стоит специально объяснять, как печной горшок «людей кор­мил», а вот почему он в старо­сти «пеленаться стал», совре­менному человеку вряд ли по­нятно. Дело в том, что в былые годы хозяйки не спешили вы­брасывать старые треснувшие горшки. Их обвивали узкими распаренными лентами бере­сты, словно пеленали. Обви­тые берестой горшки и другая глиняная посуда могли слу­жить еще долгие годы. Нам еще не раз придется вспомнить эту старую русскую загадку, а пока речь пойдет о копанцах и «живой глине».

«Живой глиной» гончары назы­вали глину, находящуюся в при­роде в естественном состоя­нии.

Глина, встречающаяся в при­роде, настолько разнообразна по составу, что в земных не­драх фактически можно найти готовую глиняную смесь, при­годную для изготовления лю­бого вида керамики — от свер­кающей белизной фаянсовой посуды до красного печного кирпича. Разумеется, крупные залежи ценных видов глины встречаются редко, поэтому около таких природных кладо­вых возникают фабрики и за­воды по производству керами­ки, как, например, в Гжели под Москвой, где в свое время бы­ла обнаружена белая глина. У каждого уважающего себя де­ревенского гончара тоже были хотя и небольшие, но свои за­ветные месторождения, а про­ще — ямы-копанцы, где он до­бывал глину, пригодную для ра­боты. Порой за нужной глиной приходилось ездить за многие версты, извлекая ее из глубоких ям с невероятными трудностя­ми. Мало того, одного месторо­ждения было не всегда доста­точно, поскольку для разных изделий требовался различный состав глины. Так, например, для чернолощеной керамики подходит лучше всего жирная железистая глина. Она отлича­ется высокой пластичностью, прекрасно формуется на гон­чарном круге, а после подсыха­ния ее можно выгладить до зер­кального блеска. Посуда из та­кой глины не пропускает влагу и отличается высокой прочно­стью. Одна беда: жирная глина при сушке и последующем об­жиге легко трескается. У изде­лий изтощей глины, содержа­щей значительное количество песка, — шероховатая поверх­ность, к тому же они сильно впитывают влагу. Зато при суш­ке и обжиге тощая глина трес­кается очень редко. Для хоро­шей глины предпочтительна зо­лотая середина, когда она имеет среднюю жирность.

Жирной считается глина, со­держащая менее 5% песка, в то время как тощая включает в себя до 30% песка. В глину средней жирности входит 15% песка.

Найти подходящую глину для лепки и гончарных работ мож­но практически всюду, было бы желание. К тому же небо­льшое количество глины все­гда можно «исправить» отмучиванием и другими способа­ми. Глина может залегать сра­зу же под слоем почвы на небо­льшой глубине. На садовых участках ее можно обнаружить при различных земельных ра­ботах. Пласты глины довольно часто выходят на поверхность по берегам рек и озер, в отко­сах и склонах оврагов. В Не­черноземье есть области, где глина буквально находится под ногами и в сырую погоду на проселочных дорогах пре­вращается в сплошное месиво, вызывая негодование прохо­жих. Даже из такой собранной на дороге «грязи» можно ле­пить, а затем обжигать небо­льшие декоративные изделия. Но, разумеется, этого делать не следует. Даже там, где кру­гом глинистая почва, нужно вырыть хотя бы неглубокую канаву, чтобы добраться до более чистых и однородных слоев.

Глину, пригодную для лепки, можно с успехом заготовить даже в большом городе. Ведь всегда где-нибудь неподалеку строители роют котлованы для нового дома либо идет ре­монт водопровода или газо­провода. При этом глиняные пласты, залегавшие на боль­шой глубине, оказываются на поверхности.

Определить пригодность глины для лепки можно довольно про­стым способом. Из небольшого комка увлажненной глины, взя­той для пробы, скатайте меж­ду ладонями жгут толщиной примерно с указательный па­лец. Затем медленно согните его пополам. Если при этом в месте сгиба не образуются трещины или их совсем мало, то глина вполне пригодна для работы и, по всей вероятно­сти, в ней содержится 10— 15% песка.

Каждый вид глины на опреде­ленной стадии лепки, сушки и обжига меняет свой цвет. Вы­сохшая глина отличается от сырой лишь более светлым то­ном, но при обжиге большин­ство глин резко меняет свой цвет. Исключение составля­ет лишь белая глина, которая при увлажнении приобретает лишь легкий серый оттенок, а после обжига остается такой же белой. Окраска «живой глины», обычно находящейся во влажном состоянии, чаще всего обманчивая. После об­жига она может неожиданно резко измениться: зеленая ста­нет розовой, бурая — красной, а синяя и черная — белой. Как известно, свои игрушки масте­рицы из села Филимоново Тульской области лепят из черно-синей глины. Лишь по­бывав после просушки в обжи­говой печи, игрушки становят­ся белыми с чуть кремоватым оттенком. Чудесное превраще­ние, которое произошло с гли­ной, объясняется очень про­сто: под влиянием высокой температуры выгорели орга­нические частицы, которые придавали глине до обжига черную окраску. Кстати, по­добные частицы находятся в черноземе, где они также опре­деляют цвет этой почвы. На цвет глины, как в сыром, так и в обожженном состоя­нии, влияют также находящи­еся в ней различные минераль­ные примеси и соли металлов. Если, например, в состав гли­ны входят оксиды железа, то после обжига она становится красной, оранжевой либо фио­летовой. По цвету, который приобретает глина после об­жига, различают беложгущуюся глину (белый цвет), светложгущуюся (светло-серый, светло-желтый, светло-розо­вый цвет), темножгущуюся (красный, красно-коричне­вый, коричневый, коричнево-фиолетовый цвет). Чтобы определить, с какой глиной приходится иметь дело, из небольшого куска слепите пластинку или скатайте ша­рик, который после тщатель­ной сушки обожгите в печи. Заготовленную глину положи­те в деревянный ящики залей­те водой так, чтобы отдельные ее комочки слегка выступали над поверхностью. Желатель­но сразу заготовить как можно больше глины. При изобилии глины расходуется лишь небо­льшая ее часть, а остальная бу­дет постоянно вылеживаться. Чем больше глина будет нахо­диться во влажном состоянии, тем лучше. Раньше гончары выдерживали глину на откры­том воздухе в так называемом глиннике — специальной яме, стены которой делали из бре­вен, плах или толстых досок. Глина должна была пролежать в глиннике не менее трех меся­цев, но порой она находилась в открытом хранилище по не­скольку лет. Весной и летом ее обжигали солнечные лучи, осенью обдували ветры и по­ливали дожди, зимой она за­мерзала на морозе и оттаивала при оттепели, тогда в нее про­никала талая вода. Но все это шло глине только на пользу, поскольку она разрыхлялась от многочисленных микротре­щин, при этом окислялись вредные органические приме­си и вымывались растворимые соли.

Многовековая практика народ­ных мастеров показала, что чем больше вылеживается гли­на, тем лучше ее качество.

Пред.     След.