Хранители традиций 11

Среди Гриневских мастеров известна и семья Егора Ивановича и Ульяны Егоровны Дружининых. У них росло четыре сына и три дочери, трое из которых — Сергей, Николай и Любовь — лепили игрушки. Егор Иванович — потомственный гончар, но на продажу делал одну посуду, Ульяна Егоровна помогала ему в работе и, кроме того, «стряпала» игрушки.
Их дочь Любовь (р. 1918 г.), как и А. В. Завьялова, училась у У. И. Бабкиной:
— К Ульянушке на беседу пойду, глины с собой прихвачу. Погляжу у нее, что и как делать. А заняться этим нужда заставила. Бывало, папа скажет: «Давай-ка, Любка, наделай ты бобок, глядишь, кто яйцо, кто хлеба даст». Игрушек налеплю, обожгу их и крашу. В известку молока лину — этим и забеливаю. А узорки сухими красками рисовала, тоненькими мазилочками: лошади уздечку сделаю, шлею повешаю — красиво!
Помнит Любовь Егоровна и некоторые местные каноны: «бабу с тетерками» в руках лепила только в широкополой шляпе, но не в кокошнике — «так прежде все делали!», а расписывала шляпу — «что солнышко с лучиками».
Более тридцати лет она не брала в руки глину, а в 1976 году, так же как и Завьялова, по моей просьбе сделала несколько игрушек. Они были простыми: из раскатанной глиняной «колбаски» сантиметров восемь — десять длиной выросли у животного широко расставленные ноги, хвост. Шея плавно выгибалась вперед, появлялась голова, вытягивалась морда, уши — и на столе встала собачка. Так же лепила она и оленя, лишь вместо ушей сделала небольшие с двумя отростками рожки. У коровы — шея потолще, рога загнутые наперед — поострее. По высоте игрушки были в ширину ее ладони, а искренностью, безыскусностью и даже некоторой неуклюжестью напоминали работы ребенка. Проста и их роспись: по белой поверхности шли одни лишь полоски, и только у коровы на боках красовались желтые и красные круги.
Пред.     След.