Хранители традиций 28

Сравнивая глиняные игрушки с местной вышивкой архаического типа, можно заметить много общего как в очертании самих фигур, так и в их орнаментации. Наибольшее сходство имеют женские образы. Как в глине, так и на вышивках «бабы» изображены то в длинной «юбке» с кругом либо крестом или растеньицем спереди, то походят на столбообразные изваяния. Их головы (порой они так же, как и в игрушке, вытянуты кверху) венчают широкополые «шляпы», цилиндрические «шапочки», лучистые ромбы или круги, на лице бывают намечены нос и глаза. В условной манере выполнены и руки, всегда имеющие кисть с оттопыренным большим пальцем. Руки или воздеты к небу (часто в них одна или две птицы), или положены на талию. Рядом черт близки и изображения птиц, коней, «вершников», деревьев с сидящими на них «тетерками».
В работе каргопольских гончаров было свое разделение труда: чаще лепили игрушку мужчины, расписывали ее же женщины. Мужчинам привычнее было иметь дело с объемом не только в гончарстве, но и в плотницком, столярном и токарном ремеслах, в кузнечном деле и плетении из бересты, они лучше чувствовали скульптурность фигурки, ритм ее форм. Женщине ближе само узорочье и его цветовое решение. Навыки эти у девочек вырабатывались в деревне с малолетства — в браном ткачестве, вышивке и украшении одежд.
Даже песни делились на мужские и женские: женщины пели больше обрядовые, любовные и семейные, тогда как мужчины — исторические, рекрутские и солдатские. И понятно, что именно для женщины, казалось, ничего не говорящие постороннему глазу черты облекались своим определенным смыслом. Не потому ль в мужской росписи, а то и в лепке чувствуется стремление к натурализму, тогда как женская работа почти всегда отмечена образностью, подчас осознанной мастерицей или опирающейся на старый канон.
Пред.     След.