Хранители традиций 6

Следует отметить, что женские скульптурки расписаны свободно и широко, в условной манере, тогда как в мужских большее значение уделяется чистоте и напевности линий, более конкретно употребление цвета. Вероятно, их расписывал другой мастер.
До сегодняшнего дня не только музейные работники, но и исследователи, специально занимавшиеся каргопольской игрушкой, считали, что все описанные работы сделаны только одним Дружининым, у которого они и были приобретены. Однако в 1976 году удалось разыскать вдову замечательного мастера, которая жила с семьей дочери в деревне Олехово-Печниковского сельсовета.

Она рассказала, как работала вместе с мужем:
— Иван Васильевич бобки лепил, а узоры все больше я наводила. Так у всех было: мужик лепит, а женка рисует. Красок наразвожу в маленьких чашечках, краски нам посылали из Москвы, Ленинграда, из Архангельска. Мазилочек из овечьей шерсти наделаю: с овчины ее нащиплю, на палочки наверчу и пишу. Известкой бобки замараю, и рисую узоры те. Глянем после с Иваном-то Васильевичем: «Еще что ль помазать? Красивее будет. Да и решим: так живет!» Сам Иван Васильевич цветов мало наводил, он в колхозе на разных работах трудился, а лепил лишь вечерами да по ночам. Рисованьё-то было мое, рисовала — старалася.

Дружинин взял себе жену из соседней деревни. Игрушечным ремеслом до замужества она не занималась и, лишь выйдя замуж, принялась за эту работу. Лепить так и не научилась, глина в ее руках была непослушной. А вот в росписи превзошла и мужа, и многих односельчан. От природы наделенная даром тонко чувствовать цвет, она в памяти своей хранила еще и образы местных преданий, поэтому росписи ее несут в себе поэтическое очарование древнего искусства и вместе с тем родственную ему декоративную простоту.
Пред.     След.