Лев-зверь

Лев в каргопольской игрушке встречается лишь в работах И. В. Дружинина, но в крестьянской пластике он не единичен: и по сей день лепит его, например, абашевский мастер Т. Н. Зоткин, расписывая синей красной эмалью и «позолотив» шерсть. У Дружинина лев отличается от коровы или коня формой головы: круглой, с оттопыренными ушами, прямым носом, окладистой бородой, полыми глазами и ртом — он чем-то даже напоминает изображения мужика.
В народном декоративном искусстве края льва можно встретить очень часто, вышитого — на каргопольских женских рубахах и на краях полотенец и покрывал-«настилальников», живописного — на фасадах крестьянских домов, на перегородках, дверях и филенках шкафов. А был он зверем не обычным: архангельские крестьяне пели, что «шерсть» у того льва дак золоцёная».
По поверью, лев-зверь «охранял» крестьянское стадо от медведя, стоило только обойти с его когтем вокруг «скотинушки» и прочитать особый заговор. На вышитых полотенцах два льва с хвостами, покрытыми листьями и цветами, поднятыми когтистыми лапами «оберегали» стоявшую между ними «березку» или фигуру женского божества. Популярная в народе «Голубиная книга» рассказывала о битве льва с владыкой подземелья — единорогом, победив которого становился лев царем зверей. Этот сюжет нашел свое отражение даже в русских северных иконах и в медном литье — на чернильницах XVH —XIX веков, широко бытовавших в Каргополье. Но для нас важно то, что образ льва имеет ряд общих черт с мифологическим Симарглом — охранителем посевов, а также с самим Солнцем.

Пред.     След.