Пути возрождения и развития промысла 5

Современный художник черпает творческое вдохновение в народном быте и в местном изобразительном искусстве, и в фольклоре, одновременно воспитывая у себя поэтическое видение окружающего мира и природы — органически соотнося его с живой традицией промысла. Лишь тогда все, что станут делать молодые, оживет в их руках, получит полнокровную значимость, в самой же игрушке выразятся подлинно народные вкусы.
На протяжении ряда лет лепит и красит большие нарядные тройки Т. С. Водяницкая. Она многому научилась в каргопольской мастерской, отработала и свои пластические приемы, сочетающие ясность формы с остроумной выдумкой. Однако красит коней только сажей да белилами, чтобы были они «словно в жизни». А почему, скажем, не расписать их киноварью, голубым и белым. Не будет ли такая тройка более родственна народным представлениям и стремительности, красоте и удали? Именно так и красила свои «бобки» У. И. Бабкина, делая все, как в сказке, хотя бы в той, где говорится об огненном коне, что «скачет выше леса стоячего, выше облака ходячего».


В. Д. Шевелев. Композиция «Кадриль». 1984

Да и сам образ тройки у русского человека связан с широким раздольем, с бескрайними российскими просторами и нескончаемыми дорогами.
Но в работах Водяницкой мы этого, к сожалению, не увидим. А ведь тройка для каргопола прежде была связана с праздником: с лихими ямщиками, с незабываемыми масляничными катаниями «кругами» чуть ли не всем городом или селом, с крестьянскими веселыми свадьбами. И в наши дни праздничный звон бубенцов слышен по весне и в городе, и в деревне. На праздник проводов русской зимы сходятся и съезжаются сотни жителей района. Разрумянится тогда кумачом торговая площадь, расцветет яркостью старинных нарядов. Из заветных сундуков достанут девушки штофные да гарусные сарафаны, атласные платы.



Занятие кружка глиняной игрушки в Школе искусств. 1984


Пред.     След.