Сказы о жизни Ульяны Бабкиной 4

Свои игрушки Ульяна Ивановна делала то под протяжно распетую сказку, то под задорную частушку, по своему содержанию перекликавшиеся с образами ее фигурок. И в этом сказывалось проявление национального своеобразия, тот лирический настрой, что присущ всему русскому народному изобразительному творчеству.


У. И. Бабкина. Поезжане. Гармонист в санях. 1960


У- И. Бабкина. Охота на белок. I960


У. И. Бабкина. Петух и лиса с пирогами. 1960

Она не обдумывала, что и как лепить, каким цветом красить. В какую баночку ни обмакнула б кисть — все приходилось у нее к месту. И игрушки ее были сделаны с детской непосредственностью. Созданные словно шутя, они, выйдя из рук мастерицы, продолжали жить своей самостоятельной жизнью. В них запечатлевалось ее на-строение: то они были печальнее, то веселее. Отражалось и время года, когда были сделаны: летние — более яркие, их цвета — звонкие, игрушки словно облиты осле-пительным солнцем. Осенние — мягче, золотятся охрами, оттенками коричневого. Зимой же цвет выбирался глубокий и торжественный: белый и черный, синий и темно-красный. Игрушки, расписанные в тяжелую пору,— черно-белые, с резкими ударами яркой киновари.
И родившиеся так, были они для Ульяны словно живыми существами, смотреть на них можно бесконечно.
Один из любимых образов Бабкиной — коровушка. Мне удалось не раз видеть Ульяну Ивановну в работе и слышать ее приговорки и рассуждения. Так лепит она «коровушку» и говорит:
— Губы тебе сделаю толстые, чтоб травку щипала, рот большой, чтоб весело мычала, реветь хочет, дак пусть ревит... Рога — словно два полумесяца, и вымячко полне-хонько. У этой коровы молочка много — деткам на радость. Пусть пьют, раз охота! Выкрашу ее бурой, а голова — светлая будет. Ножки почерню, копытца высветлю, на боках белые круги наведу, а в них — кресты алые. Красоху с крестом никто не достанет, эта корова — знаменная!.
Красит так, а сама вспоминает свою Буренушку. Ласковая была она, с выгона идет, у оконца остановится и ждет, когда даст ей Ульяна кусочек хлеба. А нет дома хозяйки, ляжет на завалинку под окном и смотрит то одним глазом, то другим глазом на дорогу: не идет ли хозяйка. Лишь увидит ее издали, замычит радостно — хлеба просит.
Лепила зайца с гармошкой, про него рассказывала:
— Этот заюшка в лес ходил, цветочки рвал. Домой пришел — веселый, вот и играет!
— А волк почему синий?
— Каким же его рисовать? Я по лесу иду, а он бегит мне навстречу. Поди-ка, шумлю, он и убег. Волк, знать, добрый был. Вот и крашу его синим. А этот — черный. Он овечку ухватил, на плечо закинул и тащит. Я его прежде черным замарала, синей кистью звезды на спине навела — ночью ведь приходил он.


У. И. Бабкина. Гармонист на диване. Кадриль. 1967

Пред.     След.

Разделы сайта

Галерея

История керамики