Забытое искусство

Полезно знать нравы, обычаи и обряды чужеземных народов,
но гораздо полезнее иметъ сведения о своих прародителях...
Н. И. Новиков

В конце 1950-х годов, невдалеке от города Каргополя Архангельской области, жила ничем не приметная старушка Ульяна Бабкина. Жила она в деревне Гринево, в небольшом покосившемся от времени доме с маленькими подслеповатыми оконцами. Дом стоял на людном месте, вблизи Пудожского тракта, среди островка елей и берез. Жила она одна, сажала огород, собирала в лесу грибы и ягоды, косила сено. Попросят соседи — пойдет «водиться» с их детьми: песни поет, сказки сказывает. А в свободное время возьмет в руки глину и начнет лепить игрушки. Соберутся вокруг нее деревенские мальчишки и девчонки, а она лепит и рассказывает им про Полкана-богатыря, который помогал мужикам растить хлеб да оберегать от врагов русскую землю, про лесное зверье, что в глухом «малиге» (лесу.— Авт.) бродит. Узоры на игрушки наведет, даст ребятам по свистульке, а что останется — сложит в бурачок и понесет на базар.
В деревне некоторые подсмеивались над ее причудами, ведь игрушки-то в округе давно уже никто не «стряпал». И кто бы мог подумать, что совсем скоро станет Ульяна Ивановна Бабкина гордостью не только деревни Гринево, но и всего Каргопольского края. В ее лице обрели народного мастера редкого дарования, замечательного хранителя и продолжателя древнего промысла, огонек которого дотеплила она до наших дней.
Интерес к игрушкам У. И. Бабкиной побудил взяться за глину работавших прежде в промысле С. Е. Дружинина, А. П., К. П. и Д. В. Шевелевых. Начались поиски забытых гончаров. В 1967 году в Каргополе организуется гончарная мастерская, а при ней — цех глиняной игрушки.
Сегодня работы каргопольских мастеров известны широкому кругу советских и зарубежных любителей народного искусства. Яркая и выразительная, игрушка привлекла внимание многочисленных этнографов, искусствоведов и художников.
Глиняная игрушка Каргополья — лишь одна из многих составных частей духовной жизни русского народа, поэтому и рассказ о ней можно вести лишь на фоне повествования об истории и этнографии края. Иначе не представить читателю среды, в которой рождалась игрушка, не понять мыслей и чаяний ее создателей, не постигнуть смысла, который жил в образах незамысловатых фигурок из глины.


Е. А. Дружинины. Крестьянин и крестьянка. 1936
След.